КОММЕНТАРИИ

24.05.2020
24.05.2020
24.05.2020
24.05.2020
24.05.2020
24.05.2020
24.05.2020
23.05.2020
22.05.2020
21.05.2020
21.05.2020
21.05.2020
21.05.2020
21.05.2020
21.05.2020

Архив записей

Главная » 2020 » Май » 13 » Ростислав Ищенко. Если бы Гитлер был лапочкой
07:45
Ростислав Ищенко. Если бы Гитлер был лапочкой

Некоторые мои читатели обижаются, когда я говорю, что, с моей точки зрения (которую, я, кстати, просто излагаю, никому не навязывая) Ленин является великим (возможно даже величайшим) политтехнологом. Просто, в годы его активной деятельности и десятилетия спустя, не существовал термин «политтехнолог», поэтому последователи называли его великим революционером и вождём пролетариата. Впрочем, некоторые люди предпочитают видеть в Ленине философа (хоть я, честно говоря, не наблюдаю в его трудах какой-то свежей самостоятельной философской идеи). Они почему-то думают, что быть философом почётнее, чем политтехнологом. Хоть на самом деле почётно быть профессионалом, и нет большего почёта, чем признание уникальным профессионалом (заменить которого невозможно).

Так вот Ленин, именно в качестве великого (даже уникального) политтехнолога, определяя признаки революционной ситуации, указал раскол элит, как признак жизненно необходимый. Единая сплочённая элита всегда, в любых условиях, способна похоронить любую революцию вместе с революционерами. Более того, не как философ-теоретик, а именно как политтехнолог-практик, Ленин сумел воспользоваться этим своим знанием, и 7 ноября 1917 года, когда российская элита, свергшая монархию Романовых, преодолевала свой раскол (даже Великие князья красные банты носили), организовал большевистский переворот и сумел придать ему характер революции.

Он сумел проскочить даже не в окно, не в форточку, а в замочную скважину возможностей. Фраза о том, что «сегодня рано, а завтра поздно» довольно точно описывает сложившуюся к осени 1917 года ситуацию. Ещё летом эйфория от свержения тысячелетней монархии была слишком велика, а Временное правительство сохраняло довольно серьёзный кредит доверия. К осени элиты уже согласились с тем, что стране для выхода из кризиса необходима диктатура, спор шёл лишь о личности диктатора. Корнилов вроде бы подходил, но его обманул Керенский, сам метивший в диктаторы. Керенский хотел, и власть вроде бы была в его руках, но оказался неспособен эту власть применить. К зиме элиты точно бы договорились, и новообретённый диктатор железной рукой задавил бы всякие попытки «углубления революции».

Шанс на успешный переворот у большевиков сохранялся в течение считанных недель, если не дней. Именно в эти критические дни, несмотря на серьёзное сопротивление собственных однопартийцев, Ленин и уложился. Более того, после переворота у него не было ни одного шанса удержать власть, а уж тем более провести революционные преобразования. Но он сумел и этот вопрос решить, воспользовавшись невынужденными ошибками своих оппонентов.

В целом события конца 1917 – конца 1920 года принесли России и её народам множество проблем, от последствий которых страна до сих не вполне оправилась, но в школьных учебниках их надо изучать именно как пример чисто технологической организации событий, которые, исходя из логики исторического процесса, не просто не должны были – не могли произойти.

Прежде всего, достижению успеха препятствовал уровень развития информационных технологий. Без компьютеров, социальных сетей, без интернета, без возможности доставки информации сотням миллионам пользователей в режиме реального времени, обеспечить сплочение десятков миллионов человек вокруг непонятных и в целом чуждых им идей (и рабочие, и крестьяне хотели повышения уровня жизни, а вовсе не мировой революции) было практически невозможно. Но он сумел. И этому надо учиться.

Учиться хотя бы потому, что в отличие от Ленина, который был вынужден действовать в условиях полной неизвестности (никто не описал этапы строительства большевистского государства, тем более в стране, с нерешёнными задачами буржуазной революции) и неспособности молниеносного информационного реагирования (из-за неразвитости информационных технологий), мы, обладая всеми возможностями сделать правильные выводы из своего собственного опыта, зачатую упорно топчемся по одним и тем же граблям.

Когда-то, то ли в конце 2014 года, то ли в начале 2015 года я беседовал с одним коллегой, излишне радикально делившим русских людей на овнов и козлищ по месту проживания (даже не рождения). Находясь под впечатлением от войны в Донбассе, он заявлял, что «хохлы все предатели и вообще не русские», а вот белорусы – настоящие русские люди. Я ему ответил, что по моим сведениям, Лукашенко уже не менее десяти лет (на тот момент) выращивает своих националистов, идя по пути Януковича и, что скоро (как только прозападный крен «бацьки» станет очевидным) «предателями», в понимании «патриотов» станут и белорусы. Мотивация будет та же – «сами выбирали» и «почему не свергли?»

Кстати (в виде лирического отступления), хочу обратить внимание уважаемой аудитории, что утверждение «украинцы (белорусы) и т.д. – все предатели» требует идентификации этих самых украинцев, белорусов и т.д. Если по национальности предков (которая вписывалась в паспорт при СССР достаточно произвольно), то миллионы граждан Российской Федерации, проживающих на её территории с деда-прадеда (а некоторые и веками), должны быть ущемлены в правах, как «предатели» по факту рождения. Не буду ссылаться на то, что это попахивает фашизмом (или, если кому-то больше нравится, нацизмом), но это безусловно нанесёт ущерб интересам безопасности России, так как сделает значительную часть её лояльных граждан социально неполноценными, что вызовет естественное сопротивление.

Есть вариант определять в нерусские-инородцы по месту рождения. Опять-таки, не буду указывать на массу русских, которых (или чьих родителей) в союзные республики послало государство, а, например, Крым, Новороссию и некоторые другие территории, вообще просто подарило, вместе с их русским населением. В конце концов, сторонники теории «инородчества» части русских утверждают, что «истинные русские» просто обязаны были в момент распада Союза переехать в Россию. Не знаю, правда, что было бы с Крымом, если бы все «истинные русские» оттуда переехали в Россию в 1992 году, но уверен, что если бы десятки миллионов русских из-за пределов Российской Федерации одномоментно (в течение 2-3 лет) в начале 90-х решили перебраться в Россию, то такого государства бы уже не было – оно бы просто не выдержало социального напряжения.

Но помимо абстрактной проблемы зарубежных русских, которые «вовремя не переехали», есть вполне конкретная проблема российской политики. Если принять за истину, что все русские, живущие за пределами РФ, суть инородцы, никогда русскими не бывшие, то окажется, что украинские и белорусские националисты правы, когда утверждают, что их территории были захвачены Россией, а народы всю жизнь боролись за независимость. Ведь именно на том, что украинцы и белорусы – не русские, они и выстраивают все обоснования своего «права» на независимость и своей «многовековой ущемлённости». Следовательно, если мы считаем, что в административных границах УССР жили не русские, а украинцы, никогда русскими даже не бывшие, то эти украинцы – никакие не предатели, а борцы за светлое будущее своего народа и никакие претензии им предъявить нельзя. Они просто не могут обижать русских, поскольку за пределами РФ русских нет, а на Украине живут только украинцы, даже если они только вчера из Архангельска или из Калуги приехали, ибо «зачем уезжали из России?»

Изложенным выше я стремлюсь показать, что любая точка зрения может иметь серьёзные политические последствия, не всегда очевидные для того, кто эту точку зрения высказывает. Не случайно русская пословица объясняет, как дурак может расшибить лоб, занимаясь исключительно богоугодным делом. При этом нельзя отрицать, что на Украине, а в последние годы и в Белоруссии есть достаточно большое количество людей, отрекшихся от русского имени. Причём, если одни сделали это из конъюнктурных соображений и могут (по этой же причине) вернуться в русскость, есть и другие – достаточно большое количество людей, считающих себя украинцами (а теперь уже и белорусами) совершенно искренне. Впрочем, будучи русскоязычными и русскокультурными, они тоже обратимы, хоть и не без труда. Даже среди галичан, которые были оторваны от Руси шестьсот лет и давно уже стали иноязычными, инокультурными и иноверными, сохранились (пусть и в меньшем количестве) люди, сберёгшие свою русскую идентичность. Так что даже в этом случае нельзя грести всех под одну гребёнку.

Логичным будет вопрос (его, кстати, часто задают): как же получается, что русские люди так быстро, в считанные годы, стали враждебными России и почему они не свергают русофобские режимы? Я, конечно, мог бы вспомнить, как долго воевали тверичи с москвичами, рязанцы с владимирцами, а все вместе с новгородцами. Или о том, как в 90-е годы уже почти были созданы Уральская республика, Сибирская республика, Поморская республика, как заявляли себя отдельным этносом некоторые казаческие движения. Но дело в том, что патриоты у нас не хуже либералов научились говорить «Это другое!» Поэтому раз нам достался труп Украины, давайте будем препарировать его. Со стороны наблюдать интереснее и самолюбие не задевает.

С 2014 года Украина постоянно находится на ведущих позициях в новостном рейтинге. Так что россияне волей неволей посвящены в перипетии её внутриполитической жизни. Все помнят с какой помпой год назад избирали Зеленского. Так называемые «пророссийские» украинцы бились в экстазе, убеждая всех, что в ближайшие же недели или месяцы этот славный парень изменит всю жизнь к лучшему. Главные предполагавшиеся изменения: прекращение гонений на православную церковь, прекращение войны в Донбассе, ослабление (хотя бы до уровня позднего Януковича) гонений на русский язык и культуру, а также общее улучшение социально-экономической ситуации в стране. Многие непророссийские украинцы тоже голосовали за Зеленского. Их ожидания перемен были скромнее: прекращение войны (но не любой ценой) и повышение уровня жизни, желательно с параллельным ускорением пресловутой «евроинтеграции».

Как видим, большая часть пожеланий электората Зеленского совпадала, а остальные не слишком друг другу противоречили. Казалось бы можно найти компромисс и, выполнив большую часть пожеланий избирателей, остаться их кумиром.

Мы, однако, предупреждали наших прекраснодушных товарищей, что Зеленский никаких своих обещаний выполнять не будет. Порошенко сам был бандитом-олигархом, а Зеленский был ставленником ещё более опасного бандита-олигарха Коломойского. И решать он должен был проблемы Коломойского. Наши уважаемые коллеги справедливо указывали, что в рамках украинской политической традиции он может спокойно предать Коломойского после выборов. Это правда, но почему они решили, что Зеленский от Коломойского пойдёт к ним, а не к другим олигархам?

После прихода к власти Зеленского чуть легче дышать стало только УПЦ (МП), но почему? Разве Зеленский отказался от государственного вмешательства в церковные дела, объявил порошенковский поход за томосом неконституционной затеей? Нет. Он, будучи в принципе человеком нерелегиозным, устранился от церковных вопросов. Поскольку же захваты храмов и третирование священников УПЦ (МП) происходили под жёстким давлением из Администрации президента, как только давление прекратилось, местные власти (которые зачастую сами являются прихожанами УПЦ/МП/) перестали активничать. В тех же областях и районах, где местная власть убеждённо поддерживает порошенковский псевдоцерковный новодел давление не снизилось, и захваты храмов продолжаются.

В остальных случаях Зеленский тоже просто ни во что не стал вмешиваться. Но заинтересованных в тотальной украинизации, в продолжении войны в Донбассе на политическом олимпе Киева слишком много, для того чтобы только из-за пассивности президента проблема сама собой рассосалась. Не рассосалась даже церковная. Поэтому никаких подвижек и не произошло. Подчеркну, Зеленский не инициировал ни войну, ни украинизацию, ни церковный раскол. Он просто не стал ничего менять.

Но ведь не Порошенко придумал церковный раскол, а Кравчук, не Порошенко начал войну, а Турчинов, не Порошенко запустил украинизацию, а ещё Кучма, ну а Ющенко придал ей дополнительное ускорение (на церковной ниве Виктор Андреевич тоже постарался, регулярно отправляя делегации в Константинополь с просьбой о томосе). Как видим, предшественник Зеленского тоже ничего не придумал сам, просто не стал ничего менять.

Вопрос почему? Почему два таких разных человека, как Порошенко и Зеленский, дававшие в ходе избирательной кампании схожие обещания, и получив под эти обещания безоговорочную поддержку электората, ничего не стали менять? Очень просто, они знали, что главное требование избирателей – повышение уровня жизни. Можно остановить войну, можно ослабить украинизацию, при этом недовольны будут и «пророссийские» и «проукраинские» избиратели. Для одних изменения будут слишком радикальны, для других недостаточно радикальны. Реальную поддержку можно сохранить только в том случае, если начнёт пусть медленно, но ощутимо расти уровень жизни. В этом случае невыполнение остальных обещаний простят. Но ни Порошенко, ни Зеленский не могли обеспечить рост уровня жизни. Для этого Украина давно уже не обладает необходимыми ресурсами. Так зачем напрягаться по второстепенным вопросам, если в главном ты всё равно не можешь соответствовать требованиям избирателей?

Точно так же, в своё время, оранжевый электорат после первого майдана отвернулся от Ющенко. Виктор Андреевич полностью выполнил программу националистов, с которой выходил на майдан. Он придал дополнительное ускорение украинизации. Бывшая до него ползучей, неафишируемой, она стала основой государственной культурной и образовательной политики. Он сделал русофобию основой внешней политики, а голодомор основой внутренней. Он глорифицировал УПА, сделал героями Украины Бандеру и Шухевича, начал продвигать мак в виде символа победы, при нём стали открыто воспевать ССовцев дивизии «Галиция», что раньше было некомильфо. Но избиратель от него отвернулся. Отвернулся потому, что эта внешняя мишура интересовала узкий круг националистов. Большая же часть сторонников Ющенко голосовала за него потому, что он обещал в первый же год своего президентства интегрировать Украину в ЕС и обеспечить жизнь, как в Германии.

И за Лукашенко в Белоруссии голосуют не только и не столько потому, что на заре своей политической карьеры он был противником развала СССР, сколько потому, что он обеспечил своему народу определённый уровень «сытой бедности», которая в 90-е казалась пределом мечтаний. Он поэтому и сейчас внушает людям, что Белоруссия живёт богаче соседей. Благо Украина этот тезис последние шесть лет подтверждает.

Люди не просто хотят жить, они хотят жить сегодня лучше, чем вчера. Ленин в 1917 году обещал не военный коммунизм, не колхозы, не трудармии Троцкого, а «заводы рабочим, землю крестьянам, мир народам». Кстати, насчёт «мира народам» готов был сразу же передумать, заявив, что после захвата власти «мы все оборонцы», но армия разбежалась делить землю, некому воевать было.

Германские рабочие очень позитивно относились к Гитлеру до самого 1941 года. Безработицу он ликвидировал, зарплаты повысил, в круизы рабочих посылал, обеспечение Германии продуктами питания улучшил. Немного, конечно, воевал. Но до 1941 года, до нападения на СССР, потери были незначительными, а свою долю от грабежа завоёванных получали все. Гитлер, правда, преследовал евреев. Но в тогдашних Европе и США антисемитизм был весьма распространённым явлением. Напомню, что высылаемых Гитлером из Германии евреев западные «демократии» во многих случаях отправляли назад, не желая принимать, хоть прекрасно знали, что им грозят как минимум концлагеря, принудительное переселение в гетто, поражение в правах. Большую же часть немецкого народа и вовсе не интересовало куда делись их соседи-евреи. Собственность-то осталась и досталась не только высокопоставленным нацистам, но и обычным штурмовикам и просто тем, кто успел вовремя сделать «ничьё» своим. В общем, если бы Гитлер продолжал в том же духе, немецкий народ продолжал бы его обожать, ибо при нём кормили сытно и был порядок.

Аналогичный меркантильный подход прослеживается и на более низком уровне. Например, не только оставшиеся в Харькове «русофилы», но и эмигрировавшие харьковчане – участники Русской весны, наперебой рассказывают какая лапочка мэр Харькова Геннадий Адольфович Кернес. Он, конечно, бандит, но лавочки в городе красил, несколько парков и скверов благоустроил и зоопарк открыл.

Харьковчане так любят Кернеса, что даже те, кто лично пострадал от его предательства в 2014 году, утверждают, что это не Кернес предал, это Путин не помог. Если бы Путин танки прислал, то бандит Кернес был бы пророссийским мэром, а так ему не оставалось ничего иного, как лечь под хунту, чтобы и дальше город грабить, но лавочки красить.

И это не особенность Харькова. В Одессе полно сторонников мэра Труханова, который представляет интересы местных контрабандистов (тех же бандитов, только в профиль). Среди его «достоинств» то, что в интересах местных бандитов он выгнал из города, назначенного Порошенко грузинского бандита Саакашвили, сумел с кем надо в Киеве договориться о правильном распределении доходов с таможни, от порта и многочисленных рынков, сплошь забитых контрабандой. Ну и лавочки красит, как же без этого.

В Днепропетровске любят мэра Филатова. Борис Альбертович юрист с бандитскими наклонностями, друг бандита Корбана, а также бандита Яроша и многих других бандитов из добробатов, бывший ближайший сотрудник бандита Коломойского. Он известен своей рекомендацией «вешать потом», а также тем, что они с Корбаном открыто признавали, что весной 2014 года «спасали Днепропетровск от российской агрессии» сотнями выписывая «билет в один конец» сторонникам Русской весны. Эмигрантов из Днепропетровска очень мало за пределами Украины, зато говорят, что много активистов антимайдана закопано в посадках под городом. Но лавочки Филатов красит исправно и даже городским хозяйством занимается. В общем тоже хороший мэр, заботится о городе.

Киевляне Кличко второй раз избрали. Дурак дураком, два слова связать не может, но лавочки красит, мостики строит, о парках периодически заботится. Хороший мэр. Правда был одним из лидеров путча, приведшего страну к распаду и гражданской войне, но клумбы на месте и киевляне его любят.

А уж как любили Ахметова в Донецке. Какой стадион построил! Какой футбольный клуб создал! Меценатище! Теперь, правда, не так любят, говорят, мол, предал ДНР, переметнулся на сторону хунты и вообще бандит. Но я так думаю, проблема не в том, что бандит, а в том, что больше он донецкими стадионами, лавочками и футбольными клубами не занимается, а занимался бы, до сих пор был бы любимцем публики.

Так можно продолжать до бесконечности. В каждой области, в каждом районе, в каждом городе Украины есть свой «хороший бандит». Многие даже «были против хунты», просто «Путин танки не прислал». Они теперь и вынуждены на паях с хунтой бандитствовать, а так были бы вполне пророссийскими бандитами.

Если городская власть может удовлетворить население тем, что красит лавочки и открывает стадионы и зоопарки, то от власти государственной население требует регулярного повышения уровня жизни. Со взглядами лидера и даже с их отсутствием любой народ готов примириться, необходимы материальные свидетельства его заботы о людях, а готовит ли он при этом в концлагерях абажуры из евреев или предпочитает пить по ночам кровь христианских младенцев мало кого волнует.

Да, в любой стране всегда есть недовольные властью. Как убедительно доказал Ленин, их можно организовать и, даже если количество сознательных идейных противников режима исчезающе мало, они могут повести за собой народ. Но, как писал тот же Ленин, чтобы революция получилась, нужен раскол элит.

В Белоруссии на сегодня раскол элит не просматривается, пока что лукашенковская вертикаль демонстрирует монолитное единство. Противоречия, существующие в любой системе, решаются внутри элиты, не выносятся на суд публики,  части элиты не апеллируют к обществу, не вовлекают народ в качестве арбитра в своё противостояние. Любое, публичное (а тем более непубличное) недовольство граждан Белоруссии западным креном в лукашенковской политике в таких условиях будет элементарно задавлено. Миллионы неорганизованных людей не выходят на улицы в едином порыве, а разрозненные выступления одиночек и мелких групп легко подавляются.

На Украине раскол элит есть. Разные элитные группы даже пытаются заручиться общественной поддержкой для укрепления своих позиций, создавая иллюзию яркой общественно-политической жизни. Но какова природа этого раскола? Он не касается базовых основ системы. Идея «евроинтеграции» священна и неприкосновенна. Майдан – «велик», а цели его достойны настолько, что даже гражданская война – не слишком высокая цена за их реализацию. Все русские политические движения Украины «проевропейская» элита задавила ещё при Кучме и окончательно додавила при Януковиче. Вы можете поддерживать любого политика, но он всё равно должен быть «евроинтегратором». В результате политическая активность русской Украины выливается в поддержку «своих бандитов», которые лучше, чем «чужие». Это происходит и на государственном, и на региональном, и на местном уровне. Даже СМИ на Украине могут быть оппозиционными к кому угодно, только не по отношению к «евроинтеграции».

Фактически остатки русской Украины служат пушечным мясом в борьбе «героев майдана» с «героями майдана». По причине отсутствия политического лидера, люди пытаются примыкать к «лидерам» хозяйственным – к тем же «хорошим бандитам», которые хотя бы делятся частью наворованного.

И по-другому не будет, ибо при всех имущественных спорах идеологически элита монолитна. Едва ли не самый культурный и просвещённый в Европе немецкий народ поддерживал «обожаемого фюрера», до конца «не замечая» концлагерей, в которые отправлялись не только евреи, коммунисты и социал-демократы, но и представители Католической партии центра и даже крайне правые монархисты. Сомнения в правильности курса стали возникать только когда солдаты на фронте начали гибнуть миллионами, а в тылу резко снизился уровень жизни. Но никаких выступлений не было и не могло быть, поскольку недовольных некому было организовать. Нацистская верхушка в последние месяцы Рейха вела друг с другом жесточайшую борьбу за выживание (проиграли все). Можно было поддержать кого угодно. Но в любом случае, если бы кому-то из них удалось победить своих внутриэлитных оппонентов, победил бы нацист, а значит существенной коррекции режима не произошло бы.

Если народ лишён собственной элитой возможности выбирать между различными идейными направлениями, остаётся выбирать только между сытостью и голодом. В таком случае Гитлер становится лапочкой, пока не начинает терпеть поражения. Неизбежность скорой гибели Рейха в огне им же развязанной войны люди не видят. Простой человек неспособен просчитать потенциалы вступивших в войну сил и осознать, что Рейх проиграл войну ещё до её начала.

Точно так же простые украинские сторонники антимайдана («пророссийские» украинцы, а точнее обычные русские люди) не видят, не понимают и не хотят понимать, что голосуя за предложенных им политиков, поддерживая их информационно, они лишь легитимируют преступный режим, уничтожающий их же благополучие и будущее их детей. Они не желают отказаться от участия в бессмысленных выборах и всё надеются, что следующий предложенный им кандидат в местечковые фюреры таки окажется лапочкой и будет о них заботиться. Между тем, именно массовый отказ от выборов (а не голосование за клоуна «назло всем») демонстрирует элите, что есть спрос на альтернативную политику и заставляет её искать подходы к «некондиционному избирателю».

Именно таким образом можно стимулировать идеологический раскол элиты. Голоса дают власть, а власть даёт преимущество в борьбе за ресурс, которого уже не хватает на всех. Пока зарубежные русские готовы голосовать за местных нацистов, мотивируя это тем, что больше не за кого, а если они не пойдут на выборы, то голоса, которые они готовы отдать за местечкового Геббельса украдёт местечковый Борман (которого они почему-то не любят сильнее), элите нет смысла напрягаться и предлагать им русскую партию. Но если станет понятно, что значительный процент (пусть не 50%, а хотя бы 30%) готовы проголосовать за русскую партию и ни за кого другого, тут же часть их любимых бандитов станет записными русофилами и никакие танки не понадобятся – на месте найдётся всё, что надо.

В конечном итоге, регионалы смогли полностью задавить русскую политическую активность на Украине не потому, что были такими талантливыми (они как раз были на редкость бестолковыми, ибо проиграли власть персонажам из паноптикума). Они задавили русские политические силы, поскольку народ голосовал за них, как за «своих бандитов», которые стадионы строят и зарплаты платят.

Кстати у Гитлера в Германии и зарплаты были выше, и стадионов больше, чем у Януковича на Украине. Ну чем не лапочка?

Автор: Ростислав Ищенко

Источник: http://alternatio.org/articles/articles/item/80393-esli-by-gitler-byl-lapochkoy

Категория: ПОЛИТИКА | Просмотров: 265 | Добавил: Регент | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 1
rodyk-60
Добавлено: 13.05.2020, 09:39
ok respect
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

АВТОРИЗАЦИЯ

гость
11:57
Группа: Гость

ПОИСК

НОВОСТИ ПО ДНЯМ

«  Май 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Категории новостй

ПОЛИТИКА [10403]
ЭКОНОМИКА [749]
ВОЕННОЕ [291]
КУЛЬТУРА [128]
ИСТОРИЯ [174]
СМЕШНОЕ [889]
РОССИЯ [110]
ТЕХНИКА [44]
КАТАСТРОФЫ [34]
ИНТЕРНЕТ [47]
КРИМИНАЛ [126]
РАЗНОЕ [1014]

Статистика


Онлайн всего: 28
Гостей: 27
Пользователей: 1
cill