КОММЕНТАРИИ

17.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018
16.02.2018

Архив записей

Главная » 2018 » Январь » 29 » Убить дух Шиллера!
10:12
Убить дух Шиллера!

В самых широких слоях российского общества и даже среди представителей экспертного сообщества распространены ложные суждения относительно современных немцев и Германии. Мол, ФРГ – суверенная мировая держава, сердцевина и локомотив Европы, а немцы трудолюбивые потомки тевтонских рыцарей, впитавших в себя дух Бисмарка, Шиллера, Ницше и Вагнера. Однако, в реальности – это мифы, не соответствующие реальности. Для того, чтобы обстоятельно обосновать такое смелое суждение, мы должны начать наше повествование с истории Британии начала Нового Времени.

Правь, Британия, морями!

В XVI-XVIII веках в Британии сформировался аристократически-олигархический синтез «британской короны», лордов и банкиров лондонского Сити. Эта элита с момента своего рождения была нацелена на агрессивную экспансию и безжалостное устранение конкурентов по всему миру. В качестве духовного стержня великолепно подходил англиканский протестантский фундаментализм, проповедовавший богоизбранность Британии как «Нового Иерусалима» и ветхозаветную ненависть и презрение к окружающему миру. Ещё в XVI в. родилась атлантическая концепция «Зелёной земли». Оформление данной идеологии как таковой принадлежит знаменитому эзотерику, географу и математику Джону Ди, который долгое время был доверенным лицом английской королевы Елизаветы I, секретные документы для которой он подписывал, кстати, как «007».

Именно ему принадлежат появление самого термина «Британская империя» и разработка концепции прав Англии на колониальные завоевания и доминирование в мире. Под империей Ди понимал совокупность Британии и её колоний. Ди подчеркивал, что Британская империя превосходит любую земную монархию со времен сотворения мира и может стать всеобщей монархией. С именем Ди связывают разработку концепции, которая легла в основу позднейших колониальных империй, представления об особом предназначении Нового Света. По замыслу Ди, Британия должна была колонизировать не только Америку, но и Россию – как бы выразились теоретики геополитики XX в. «хартленд».

Устраняла конкурентов Британия систематически. Сначала нужно было установить господство над морскими путями, для этого «Владычица морей» устранила Испанию, затем Францию, которая после «Французской революции» и Наполеоновских войн так и не смогла никогда больше вернуть себе подлинный суверенитет. Но в начале XIX в. оказалось, что на Европейском континенте бескомпромиссно господствует лишь одна держава – Российская империя, с которой не могут сравниться по военной мощи в отдельности ни Пруссия, ни Австрия, ни Франция. Встала необходимость формирования широкого европейского антироссийского фронта под руководством Британии, где в 1820—1840-е годы была сформулирована концепция «русофобии». В период между Венгерской революцией 1848—1849 годов и Крымской войной 1853—1856 годов русофобия в Британии достигла своего апогея. А.И.Фурсов характеризует такую системную русофобию как «психоисторическое оружие», цель которого доказать, в том числе и самим русским, что их развитие не в полной мере соответствует западному типу, трактуемому как «норма», и таким образом поставить русских в проигрышное состояние психологической защиты.

После тридцати лет русофобской кампании коллективному Западу под руководством Британии удалось нанести России поражение в Крымской войне, однако, за исключением оккупированных незначительных территорий полуострова Крым, европейцам не удалось добиться какого-нибудь большего военного успеха. Ни для кого не секрет, что победить континентальную державу может только другая, более сильная континентальная держава с общими границами. И эта держава образовалась в 1871 году. Практически с момента провозглашения Германской империи в Версальском дворце британцы искусно разыгрывали российско-германские противоречия (или придумывали их) для того, чтобы вызвать войну между двумя могучими европейскими нациями.

В итоге план удался и Европа погрузилась в пучину Первой мировой войны и череды революций, после чего англо-американский политический класс, игравший не последнюю роль в революционных событиях в России и Германии, не смог в полной мере воспользоваться плодами победы. Обескровленная и частично оккупированная советская Россия уже через десять лет смогла обрести полный политический суверенитет и создать мощнейший промышленный и научный потенциал. Униженная и расчленённая Германия, стыдливо переименованная в Веймарскую республику, была призвана выплачивать репарации в течение 100 лет (Кстати, буквально недавно ФРГ всё-таки окончательно выплатила репарации в соответствии с Версальским договором). В этой обстановке опять же не без помощи англосаксонских элит к власти в Германии был приведён А.Гитлер, бросивший остатки германской нации в мясорубку второй паневропейской бойни. На выходе нацистам не удалось уничтожить Советский Союз, и англосаксам пришлось спешно высаживать свои войска в Европе, чтобы стремительно оккупировать ту часть Германии, которую ещё не заняла Красная армия, так как в протвном случае вся Европа оказалась бы «под копытом красного коня» и Великая игра за Евразию была бы окончательно проиграна.

Мы воюем с духом Шиллера

В 1944 году англосаксы разрабатывали проекты условий капитуляции Германии, а также планы её послевоенного устройства. Особую известность получил «план Моргентау», названный по имени министра финансов США Генри Моргентау. Более развернутое название документа – «Программа по предотвращению развязывания Германией третьей мировой войны». План состоял из 14 пунктов и заключался в «пасторализации» Германии, то есть в превращении её в «страну полей и пастбищ». План предусматривал передачу Франции Саара и ряда прилегающих к нему территорий; превращение Рура, Рейнской области и района Кильского канала в «международную зону»; расчленение остальной Германии на два «автономных государства»; уничтожение её крупной промышленности и стимулирование лишенных работы немцев к эмиграции. По сути, Германия должна была в итоге перестать быть конкурентом западных стран, превратиться в сырьевой придаток США и Англии и в поставщика дешевой рабочей силы. Иными словами, немцев нужно было нейтрализовать.

Эту нейтрализацию (в буквальном смысле) можно было осуществить различными способами. Одним из них было биологическое исчезновение немецкого народа, предложенное, помимо прочих, Теодором Натаном Кауфманом, президентом Американской федерации за мир, советником президента Рузвельта. Ещё в 1940 году, за десять месяцев до официального вступления США во Вторую мировую войну, вышла книга Кауфмана под названием «Германия должна погибнуть» (Germany must perish). Этот переполненный ненавистью труд содержал то, что впоследствии было названо планом Кауфмана, – схему, по которой этот президентский советник предлагал стерилизовать половину населения Германии.

Однако, к 1945 году ситуация в Европе кардинально изменилась и англосаксонские элиты решили всё-таки не уничтожать германскую промышленность и не стерилизовывать население. Ведь была не исключена новая война, уже с Советским Союзом, и Германия могла ещё пригодиться – но не в качестве суверенного мощного союзника, но в качестве покорной колонии, населённой новыми немцами – проамерикански мыслящими рабами. Для этого был запущен процесс по изменению немецкого менталитета.

Германии позволили стать лидером объединенной Европы во многом благодаря болезненной культурной трансформации. Превращение немецкого государства в форпост европейского постмодерна было продиктовано всем ходом истории ХХ века. Особую роль здесь сыграл Адольф Гитлер, который изрядно дискредитировал само понятие патриотизма и национальных традиций. И англосаксы после оккупации Западной Германии в 1945 году с легкостью навязали побежденному народу свой «исторический проект». Необходимо особо отметить, что для того, чтобы получить возможность контролировать Германию, в том числе и настроение ее элиты, американцам и их влиятельным союзникам британцам удалось совершить очень тонкий ход: сломать хребет германскому духу.

Как признавался Уинстон Черчилль во время войны: «Вы должны понять, что эта война ведется не против национал-социализма, но против силы германского народа, которая должна быть сокрушена раз и навсегда независимо от того, в чьих руках она находится: в руках Гитлера или в руках священника-иезуита… Мы воюем не с Гитлером, а с немецким духом, духом Шиллера, чтобы этот дух никогда не возродился».

Германия была очень сильным и самобытным обществом с глубинным историческим содержанием. Англосаксы верно оценили, что для строительства новой подходящей им Германии нужно лишить её историотворческой инициативы, национального духа и ценностей. Немецкий дух противоречив: в нем живут одновременно аккуратный и работящий лавочник и воинствующий философ, способный перейти от бескорыстного служения великим идеалам к их горделивому утверждению. Осознавая, что в Германии романтическое начало почти всегда берет верх над прагматичным элементом, США и Британия били не по «лавочнику», а именно по «философу». Англосаксонские хозяева милостиво разрешили немцам сохранить свой экономический суверенитет — за редким исключением крупные концерны, небольшие фабрики, розничная торговля и банки остались под контролем старинных купеческих и аристократических родов. Зато средства массовой информации, книгоиздание и университеты перешли в руки победителей. Используя искреннее раскаяние большинства немцев в причастности к преступлениям Третьего рейха, англосаксы смогли привить им комплекс вины. Многих немцев убедили в том, что вся их история, пропитанная прусским казарменным духом, была тысячелетней прелюдией к нацистскому безумию, а значит, нуждается в преодолении.

Мощнейшее духовное выхолащивание, проводимое на протяжении 15 – 20 лет после окончания Второй мировой войны завершилось успехом. Наступили времена «секса, наркотиков, рок-н-ролла», когда западный мир захлестнула волна культурной революции, которая нанесла сокрушительный удар по традиционной христианской Европе. Но когда речь заходит о «бунтарском духе шестидесятых», обычно возникает образ французских студентов, возводящих баррикады рядом с Сорбонной. Но мало кто помнит, что «движение 1968 года» перекинулось на Францию из Западной Германии, где молодежь бунтовала против поколения «дедушек-нацистов» с их «ханжеской моралью», «тупым патриотизмом» и «авторитарным стилем поведения». Именно поколение шестидесятников стало тем бульдозером, который перепахал немецкое культурное поле, вырвав с корнями вековые самобытные «деревья» и расчистив почву для сорняков безликой постмодернистской культуры. Остепенившиеся участники «движения 1968 года» сегодня имеют большую власть над умами и сердцами немцев — именно они задают тон в СМИ и университетах.

Ограниченный суверенитет

Изощрённая англосаксонская оккупация юридически закреплена в т.н. «Канцлер-Акте» – тайном, тщательно скрываемом от немцев и всего остального мира, документе, который принуждает соответствующее правительство Германии действовать по указке союзников, поддерживать их версию Второй мировой войны, не обращая внимания на благо и интересы немецкого народа. Этот акт является частью тайного государственного договора от 1949 года. На этом фоне становится понятным, что Федеративная Республика Германия – это не суверенное государство, а в лучшем случае может обозначаться как «союзный» структурный компонент, управляемый из США. Причём потеря суверенитета выражается не только наличием американских и британских войск в ФРГ, но и политической, финансовой зависимостью.

Несколько лет назад в Австрии в малоизвестном издательстве была опубликована книга под названием «Немецкая карта» (Die deutsche Karte), автором которой оказался бывший глава западногерманской военной контрразведки Герд-Хельмут Комосса. Вот что он сообщил по поводу «Канцлер акта»: «Тайный государственный договор от 21 мая 1949 года получил от Федеральной разведывательной службы (БНД) гриф «Совершенно секретно». В нем были изложены основные ограничения, введенные победителями относительно суверенитета Федеративной Республики Германии до 2099 года. Ограничения касались четырёх сфер: контроль над финансами, информационным полем, «американизацией» германской политической элиты, наличием военных баз. Было также установлено, что по распоряжению союзников каждый федеральный канцлер до принесения присяги должен подписать так называемый «Канцлер Акт».

Весьма убедительным доказательством существования «Акта» является интервью Эгона Бара – влиятельного советника Вилли Брандта и очень авторитетного политика в Германии. Вот что он сообщил в статье, опубликованной в еженедельнике «Die Zeit»: «Это произошло в один из первых вечеров во дворце Шаумбург после того, как туда переселился Брандт… Я принес Брандту проект письма, которое предстояло отправить его советскому коллеге Алексею Косыгину, которому он хотел предложить неформальный обмен мнениями. Но для Брандта более важным было рассказать о том, что в этот день с ним произошло. Один из высокопоставленных чиновников передал ему на подписание три письма. Они были адресованы послам трех держав – США, Франции и Великобритании – как верховным комиссарам. Подписывая эти письма, он должен был подтвердить те обязательные оговорки, которые военные губернаторы сделали в своем тайном письме относительно Основного закона от 12 мая 1949 года.

Как обладатели неотъемлемого права победителей, распространяемого на всю Германию, они тем самым приостанавливали, то есть сделали недействительными действие тех статей Основного закона, которые они рассматривали как ограничение своих полномочий. Это распространялось в том числе и на статью 146, которая предусматривала после объединения Германии принятие Конституции вместо Основного закона». Брандт был возмущен тем, что от него требовали подписать такое «унизительное письмо». Ведь, в конечном счете, он был избран федеральным канцлером и у него, как он считал, были определенные обязательства, связанные с принятой им служебной присягой. Он сомневался в том, что послы могут сместить его с этого поста. Затем ему было сообщено, что Конрад Аденауэр подписал эти письма, а затем то же самое сделал Людвиг Эрхард, а после него и Курт Георг Кизингер».

Брандт, кстати, признавал тот факт, что Основной закон ФРГ не был принят самостоятельно. «Этот Основной закон американцы нам, если осторожно сформулировать, настоятельно рекомендовали. И можно сказать, что навязали». Кстати, после объединения Германии Основной закон (Grundgesetz) так и не был заменён на конституцию Германии

Некоторые аналитики обращают внимание на то, что американцы по условиям подписанного «мирного договора» сохраняют за собой право в любой момент ввести свои войска на территорию Германии.

Большой интерес представляет история с немецким золотым запасом. В 1950-е и 1960-е годы доходы ФРГ от экспорта намного превышали расходы на импорт, а половину от стоимости покупаемых товаров европейские государства погашали золотом. Интересен тот факт, что золото хранилось не в ФРГ, а в банках Лондона и Нью-Йорка. В 2007 году золотой запас Германии был равен примерно 3500 тонн. Следует отметить, что по этому показателю Германия уступает только США. Соглашение относительно немецкого золота было подписано в свое время бывшим главой Центрального банка Германии Карлом Блессингом. Он был вынужден подписаться под обязательством Германии в отношении золотого запаса, хранящегося теперь в США. По различной информации, которая циркулирует по поводу немецкого золота, можно сделать вывод, что Германия не свободна в своих решениях по поводу того, когда и сколько золота можно взять взаймы. Условия этого «залога» таковы, что Германия не имеет права забрать свой золотой запас (около 120 миллиардов евро), пока на ее территории находятся американские военные базы.

Интересное признание сделал хорошо известный американский генерал Уильям Одом, входивший в Совет национальной безопасности при Картере и работавший советником по военным вопросам у Збигнева Бжезинского. Он также возглавлял разведку в Генеральном штабе сухопутных войск при Рейгане, а затем и Агентство национальной безопасности. «НАТО было создано, вопреки мнению большинства людей, не как оборонительный союз для защиты от военной угрозы со стороны Советского Союза. Французы даже не упоминали Советский Союз в дебатах по этому вопросу. Они хотели, чтобы НАТО занималось Германией. А англичане хотели того, чтобы американцы присутствовали в Европе. Нет, НАТО было образовано как инструмент, направленный против Германии», – отметил генерал. Он также сказал: «Расширение НАТО произошло по тем же причинам – немецкий вопрос в отношении Польши, Чехословакии и Венгрии не является больше актуальным, если над ними имеется крыша НАТО».

Европейский Союз – это тоже ярмо на шее у Германии. Берлин вынужден поддерживать другие страны Евросоюза за счёт понижения жизненного уровня немцев, вынужден исполнять волю космополитической брюссельской бюрократии. Ведь что такое ЕС? По сути, это главное политическое детище западного постмодерна и гигантская «социальная лаборатория», в которой отрабатываются новейшие технологии по упразднению национальных государств, христианского мировоззрения и классической культуры. Германия же с её нынешней аллергией на национальные традиции, лево-либеральными интеллектуалами и «парадами любви» оказалась в авангарде этого процесса, больше других европейских стран продвинувшись на пути в «светлое будущее». Неолиберальная, космополитическая, атеистическая, проамериканская идеология имеет столь же крепкие позиции в головах немцев, сколь в свое время расистские теории, и полностью детерминирует отношение общественности ФРГ ко всем происходящим в мире событиям.

Однако, параллельно с нарастающим структурным и системным кризисом в ЕС, всё больше немцев (особенно в Восточных федеральных землях) убеждены в том, что правительство в Берлине не всегда действует в интересах Германии. Подозрение вызывает иммиграционная политика властей, которая ведёт к размыванию немецкого этноса, продолжающаяся «исламизация» и рост террористической угрозы, эмиграция высоко-квалифицированных специалистов, использование немецких солдат за пределами национальной территории, понижение жизненного уровня народа. Правительство, которое должно защищать национальные интересы, проводит политику, направленную на реализацию глобальных интересов.

Стабильность и мир на Европейском континенте зависит исключительно от конструктивных отношений России и Германии. Лишь тогда русские и немцы смогут строить «единую Европу от Лиссабона до Владивостока», когда будет покончено с англосаксонской оккупацией Германии и либеральным, проамериканским лобби в России.

Автор: Александр Лапин

Источник: http://vesparevenge.ru/?p=165

Категория: ПОЛИТИКА | Просмотров: 258 | Добавил: Регент | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

АВТОРИЗАЦИЯ

гость
22:20
Группа: Гость

ПОИСК

НОВОСТИ ПО ДНЯМ

Наш опрос

По вашему мнению президент Обама:
Всего ответов: 275

Категории новостй

ПОЛИТИКА [5738]
ЭКОНОМИКА [725]
ВОЕННОЕ [270]
КУЛЬТУРА [126]
ИСТОРИЯ [163]
СМЕШНОЕ [734]
РОССИЯ [99]
ТЕХНИКА [41]
КАТАСТРОФЫ [32]
ИНТЕРНЕТ [44]
КРИМИНАЛ [119]
РАЗНОЕ [979]

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 6
Пользователей: 3
sergkar621779, cill, Visotiny